Навигация:
Партнеры и реклама:
AdSense:

А потому, что патриотки

Борис Эскин – замечательный поэт, прозаик и драматург. Его перу принадлежит добрый десяток книг: стихов, очерков, повестей. А буквально на днях вышел его новый лирический сборник «Круг». Вот, например, из него «Страна Израиль» :



Она коммунальной квартирой // Мне кажется душной порой.
То вдруг – шпингалетом-задирой // А то – безутешной вдовой.
Ухоженной и замарашкой // Больной и живучей, как ртуть.
Заползшей на карту букашкой // Которую запросто сдуть.
В начале всё и на исходе // Преддверие к древним костям.
Страна с автоматом на взводе // И жуткой привычкой к смертям.
Её с колыбели вскормила // Жестокой надеждой Война.
Страна, не любимая миром // Любимая Богом страна.
Её бестолковость сражает // Терзаясь, кляня и любя,
Я в бездны её погружаюсь // И выси гружу на себя.


Впрочем, сам Эскин считает, что это — «совсем не лирический вирш, а, как принято обзывать — «публицистический». Пусть и так, ведь не нами сказано: «…Но гражданином быть обязан».

Так что нет ничего удивительного, что и его проза (которую он по-дружески прислал на наш сайт, наряду с публикацией в «Новостях недели») также весьма злободневна. В чем можете убедиться сами.

«Уж сколько раз твердили миру…» Продолжение знает каждый, кто хотя бы на «троечку» закончил начальную школу в СССР. А вот доктор Марина Солодкина, похоже, напрочь забыла мудрую крыловскую фразу о том, «что лесть гнусна, вредна…» В «НН» от 2 марта она одарила нас заметкой «Эхуд Ольмерт: штрихи к портрету», скромно назвав свой подобострастный опус «очерком… в жанре политической публицистики», хотя жанр тут однозначен: банальная агитка.

На днях бывшая патриотка ИБА и «Ликуда», а ныне высокоподсаженная кадимовка удостоилась титула «Мой лучший личный друг» от своего нового партбосса (интервью Ольмерта телепрограмме «За и против», 14 марта). И начинает она свой «очерк» трогательным воспоминанием о личном друге. Осенью 1993 года, когда Марина мерзла в палатке протеста около Еврейского университета, господин Ольмерт самолично снизошел из своих высокополитических палат до полунищих ученых-репатриантов и «спокойно и с интересом выслушал нас». Верю, возможно, даже повздыхал. Ну и что? А чем реально помог, кроме того, что сфотографировался с «протестантами»? Я поднял газетные отчеты тех времен с описанием битв за КАМЕА и проект Гилади в министерских лабиринтах, в комиссиях и подкомиссиях кнессета. Фигурируют фамилии Наоми Блюменталь, Бени Бегина, Наоми Хазан, Биби Нетаниягу, Йоси Сарида – кого угодно, только не Ольмерта. Так что первая треть солодкинского панегирика укладывается в «спокойно и с интересом выслушал». И на том спасибо.

Далее Солодкина сообщает: «Муниципальные выборы 1993 года Ольмерт выиграл у Тедди Колека – бессменного мэра Иерусалима в течение многих лет». Напомню читателю, что легендарному Коллеку, который за 27 лет превратил запущенный восточный город в цветущую многолюдную столицу еврейского государства, на момент тех самых выборов перевалило за восемьдесят. А заодно приведу цитату из ставшего уже каноническим юбилейного издания «Израиль-50»: «Ставленник «Аводы» проиграл Ольмерту из-за того, что последнего поддержала религиозная общественность: 2 ноября более 95 процентов иерусалимских ортодоксов дружно пришли на избирательные участки». С кем дружить – это, конечно, личное дело и право г-на Ольмерта. А вот против кого дружить – это касается и нас. И его вероятный союз с харедим уже в кресле премьера меня сильно настораживает.

Г-жа Солодкина упоенно рассказывает о достижениях Ольмерта в роли столичного мэра, к слову, покинувшего этот пост, не дотянув до конца второй каденции. Ни от кого, кроме Марины, я об этих достижениях не слышал, зато знаю, что за годы его градоначальничества тысячи еврейских семей покинули Иерусалим, и наоборот – в огромном количестве прибывали наши «сводные братья».

Госпожа Солодкина восторженно заключает, что именно опыт руководства такой «сложнейшей мировой столицей, как Иерусалим», «делает Ольмерта наиболее подходящим кандидатом на пост главы израильского правительства». Дай-то Бог. А мне вспоминается известный «принцип Питера», гласящий, что каждый чиновник заканчивает карьерное восхождение, триумфально достигнув уровня своей некомпетентности.

Но вернемся к очерку. Оказывается (очень кстати), что у Ольмерта были «российские корни»: дед Иосиф в Самаре торговал чаем Высоцкого. Я, правда не совсем понимаю, в чем соль (или сахар) этого комплимента и даже кому он адресован – Самаре, чаю Высоцкого или деду Иосифу. Внук, по свидетельству самой Марины, в прошлом «практически никогда не упоминал» об этом. И даже эти «неупоминания» очеркистка ставит своему герою в заслугу: мол, скромен…

А чего стоит пассаж про то, как хорошо истинно еврейский мальчик Эхуд учился в детстве и, видимо, потому вырос таким умненьким и интеллигентным. Зато «социал-сионисты – основатели Израиля, – пишет Марина, – не были интеллигентами». Вот в какую немилость попали к доктору Солодкиной, например, великий химик и великий сионист, первый президент нашей страны Хаим Вейцман или второй президент Ицхак Бен-Цви, один из лидеров социалистического направления в сионизме, внесший громадный вклад в изучение истории еврейских общин в Азии и Северной Африке, или второй премьер-министр Моше Шарет, блистательный дипломат, доскональный знаток языка и быта наших арабских соседей, полиглот, публицист, переводчик на иврит классической русской поэзии… И то сказать, куды им всем до Ольмерта… особенно если его подпустить к роялю!

Вы спросите: при чем тут рояль? Я тоже думаю, что ни при чем, но вот Марина недрогнувшей рукой пишет, что нынешний главный кандидат в премьер-министры Израиля в детстве двенадцать лет обучался музыке, «да и сегодня может подойти к инструменту и сыграть один из концертов Бетховена». Думаю, читатели со стажем, подойдя к этому «портретному штриху», хохотали до колик: точно так же, чуть ли не в тех же словах несколько лет назад Софа Ландвер и другие угодники подавали нам достоинства «солдата № 1» – все время, свободное от спецопераций по сдаче Израиля Арафату, Эхуд Барак отдавал музицированию!

Ну, б'эмет, г-жа Солодкина! Неужели Вы считаете нас такими лопухами, что ради рекламы Вашего нового кумира не стесняетесь тащить из кустов очередной рояль? Неужели при Ваших и Ольмерта степенях и дипломах Вам не совестно порочить отцов-основателей той самой страны, к руководству которой Вы с Вашим шефом сегодня рветесь, так энергично работая локтями?

Переведите дух! Министерский пост Вам уже обеспечен. Сядьте к окну, попейте чаю, хоть и Высоцкого, откройте Крылова или вот Пушкина (Вы ж его читывали когда-то):

…Сам государь такого доброхотства // Не захотел улыбкой наградить // Льстецы, льстецы! // Старайтесь сохранить // И в подлости осанку благородства.

Искренне не Ваш,

Борис Эскин,
член Союза писателей Израиля.»

Редакционную часть вполне уместно закончить «публицистическим» «Плачем по Маккавеям» из того же «Круга» Бориса Эскина:

Чтобы прозреть, здесь надобно ослепнуть.
Чтобы услышать – стать глухонемым.
Здесь эскулапы не дают окрепнуть.
Спокойно жить здесь только неживым.

Израиль странной поражен заразой:
Страна великомудрых дураков,
Сама себе не давшая ни разу
Уже разбитых победить врагов.

О, где ты, гордых Маккавеев царство!
Стервятники заполонили сны.
Не все равно мне, что за государство
На территории моей страны.

Увы, «мои прославленные братья»,
Затушены бесстрашия костры.
Сегодня во главе еврейской рати
Стоят картонные богатыри.

Им долго фимиам страна курила,
Из чаши славы отхлебнули всласть.
Но подлинность героев и кумиров
Не слава проверяет – только власть.

Уже мне не дождаться Маккавеев.
И, значит, жизнь – как выстрел холостой.
Но черта с два! Я становлюсь сильнее.
Я перезаряжаю «узи» свой.

= = = =
Фото: иллюстрация.

При использовании материалов, ссылка на LifeLib.ru обязательна!
designed by Dr.BoT
© 2007-2011 LifeLib.ru