Навигация:
Партнеры и реклама:
AdSense:

Болеете? Лечитесь? Внимание! Вас снимают

На днях в недрах Государственной думы появился неоднозначный законопроект, предусматривающий возможность видеозаписи любых медицинских манипуляций. Инициатор поправок, депутат от фракции ЛДПР Валерий Селезнев, считает, что такая мера резко улучшит ситуацию, связанную с врачебными ошибками. Но так ли однозначно полезной будет указанная мера?

Новости России

Для обоснования своих поправок в действующий закон "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" парламентарий приводит шокирующие данные со ссылкой на общероссийскую организацию "Лига защиты прав пациентов" — о том, что ежегодно от ошибок врачей в России умирает 50 тысяч человек. Что превышает число погибших в ДТП на российских дорогах ровно в 2 раза. Правда, информация "Лиги", в отличии от статистики ГИБДД — неофициальная, и строгой верификации не подлежащая.

Как бы там ни было, но по данным другой организации, Национальной ассоциации медицинского права, ежегодно в РФ против врачей возбуждается от полутора до двух тысяч уголовных дел. Казалось бы — налицо вопиющее несоответствие, ведь за полсотни тысяч жертв пытаются наказать (и не всегда успешно) от силы каждого двадцатого виновника.

На самом деле, ситуация не столь проста, как кажется на первый взгляд. Ведь, медицина, с одной стороны, далеко не всесильна. "Contra vim mortis non est medicamen in hortis", "против силы смерти не ищи средства в садах", — говорили еще средневековые врачи в знаменитом Салернском кодексе здоровья. То есть, как это ни печально, люди умирали, умирают и будут умирать, несмотря на все усилия людей в белых халатах.

Читайте также:ФАС заинтересовался медизделиями

С другой стороны, та же медицина — наука не "точная", а гуманитарная. В ней, как скажем, в философии, есть разные "школы", и даже ученые весьма часто в своих исследованиях дают по одной и той же теме совершенно противоположные результаты.

В силу этого, как это не грустно для пациентов, врачи имеют "право на ошибку". То есть, если несмотря на наличие соответствующей квалификации, соблюдения основных правил ведения больного, последний все же умирает — эскулапа не отправляют тут же за решетку. Как, скажем, и следователя, отправившего в колонию человека, который позже был оправдан. Иначе очень скоро просто не останется почти никого, для того, чтобы лечить людей и изобличать преступников.

Тем не менее, такая "индульгенция" положена лишь при условии добросовестной ошибки. Если же печальный исход случился из-за откровенного пренебрежения врача своими обязанностями, или слишком уж вопиющего незнания элементарных вещей — тогда это квалифицируется уже в категориях "преступной халатности", и подлежит уголовному преследованию.

Собственно, предложение депутата от ЛДПР и призвано внести ясность в спорные ситуации с тяжелым исходом. Ведь до сих пор расследование последних основано на записях в медицинской документации (которые, вообще-то, не так уж сложно и исправить "задним числом") опросу свидетелей (среди которых может быть "круговая порука") и прочих косвенных обстоятельствах. Понятно, что если все операции будут сниматься на видео — найти истину будет намного проще. И, соответственно, как привлечь недобросовестных докторов к ответственности — так и избавить от нее тех, кто старался как мог, но увы…

Однако при этом, похоже, не учитывается несколько важных моментов. Во-первых, согласно мнению законодателя, видеофиксация не будет являться обязательной — пациент всегда может от нее отказаться. Но представим себе отношения тяжелобольного пациента и лечащего врача готовящегося его оперировать.

Вообще, идти на операцию, не доверяя хирургу — изначально гиблое дело. Даже в плане чисто психологическом — ожидание возможного "подвоха" не лучшим образом сказывается на послеоперационном периоде и, вообще, выздоровлении. Зато зафиксированы случаи выздоровления даже от неоперабельного рака — если больному, твердо уверенного в спасительности операции, просто разрезали кожу, и убедившись в неоперабельности опухоли, тут же зашивали рану. Но с подробностями вмешательства не знакомили. Кстати, если каждому больному можно будет просматривать фильм о своей операции — скорее всего, с "психотерапевтической хирургией" будет покончено навсегда…

Так что, в случае недоверия, лучше уж сразу найти другого доктора, более авторитетного по мнению пациента. Но в такой ситуации нежелание отказаться от своего права на видеосьемку не менее однозначно будет воспринято именно как недоверие к врачу. Со всеми вытекающими последствиями.

Во-вторых, в нейрофизиологии есть такое понятие — "доминанта возбуждения". Очаг активных клеток в коре головного мозга, отвечающих за то или иное действие человека. И доминанты эти имеют свойство "гасить" друг друга. Например, влюбленный может забыть о чувстве голода, слишком голодный — обо всем на свете и так далее. Все-таки, мозг обычного человека — это не Виндоуз с его многозадачностью, сложные задачи он решает по очереди. Хотя, говорят, Наполеон мог одновременно отдавать приказы, читать любовное письмо и играть в шахматы без потери качества в каждом из этих занятий — но это редкое исключение.

А теперь представим себе доктора, который во время операции тщетно пытается совместить максимальную внимательность в отношении собственно операции — и все время помнит, что все его действия фиксируются на видео. То есть, как бы заранее попадает под пристальное внимание следователя прокуратуры. Да, всеми силами хирург будет стараться избежать ошибки. Но, увы, при таком положении вещей он ее допустит куда скорее, чем в случае максимальной сосредоточенности лишь на пациенте, без учета прочих немедицинских факторов.

И, наконец, существует еще и просто этический момент. Больные то, как правило, лежат на операционных столах практически обнаженными. И съемки в такой манере больно уж напоминают обычную порнографию. А с учетом волшебной тенденции самым секретным роликам очень скоро появляться где-нибудь на Ютубе, последствия таких "медицинских сьемок" могут быть непредсказуемыми.

Так что, даже если описанная в статье инициатива и будет воплощена в жизнь — скорее всего она не достигнет своей цели, сокращения числа врачебных ошибок, наказания виновных и оправдания невинных докторов. Потому что в данном случае "лекарство окажется похлеще болезни", нанеся больше вреда, чем пользы. А потому ее в большинстве случаев будут стараться "обойти явочным порядком" — сами же пациенты, не желающие портить отношения со своими целителями и отвлекать их внимание на криминальные моменты, будут отказываться от съемок оперативных вмешательств.

Юрий НосовскийКод для вставки в блог
При использовании материалов, ссылка на LifeLib.ru обязательна!
designed by Dr.BoT
© 2007-2011 LifeLib.ru