Навигация:
Партнеры и реклама:
AdSense:

Неизбежна ли человеческая агрессия?

Агрессивность человека — это физические действия, запускаемые эмоциями враждебности: гневом, возмущением, презрением. Однако все это наши нормальные чувства, столь же необходимые, как радость и любовь. Ведь только умение гневаться, возмущаться, презирать сообщает человеку нравственный иммунитет к злу, позволяет с ним бороться.

Долгое время господствовали представления, будто агрессивность возникает у человека помимо воли и врожденно предопределена. Отсюда распространились "учения" о преступных типах физиономий, черепов, характеров.

Оказалось, однако, что у агрессивности, в отличие от питьевого, пищевого или полового поведения, нет самостоятельного фундамента в гомеостазе (так называют физиологические механизмы, поддерживающие постоянство внутренней среды организма). Изголодался песик, ощутив голод из-за падения глюкозы в крови, нашел косточку, беспрепятственно пообедал и нужна ему агрессия как рыбе зонтик! Но если надо силой устранить препятствие, скажем пса-конкурента на пути к пище, только тогда агрессия вырывается на сцену.

Вот почему неверно то, что животным и человеку, у которого главный корень агрессивной преступности — нищета, бесправие, безысходность, агрессия может быть необходима сама по себе.

Если фатальной обреченности к агрессии у психически здоровых людей не существует, то все же присутствуют некоторые биологические факторы, к ней предрасполагающие.

В США, Японии, и Европе в течение почти сорока лет ученые сравнивали несколько сотен пар: просто братьев; близнецов однояйцевых, имеющих индентичные гены; близнецов разнойяцевых, возникших из двух разных яйцеклеток.

Последние являются генетически разными организмами, но все же имеют больше биологической общности, чем просто братья. Совпадение случаев агрессивных правонарушений в парах близнецов уже оказалось выше, чем у просто братьев. Но особенно заметно различие проявилось между разно- и однояйцевыми близнецами. Оба разнояйцевых однояйцевых близнеца становились преступниками в 25% случаев. У однояйцевых же близнецов такое совпадение наблюдали более чем в два раза чаще — в 63% пар!

Выходит, природа человеческого зла, пусть в очень небольшой степени, но исходит не из скверных социальных условий или, может даже …дьявола, а все-таки от биологии нашего мозга!

Тогда прав был Ломброзо?

Нисколько!

Речь здесь идет скорее об отклонениях в характере, об эмоциональных срывах, чем о грубейших дефектах мышления и поведения, вызываемых органическими поражениями мозга например, эпилепсией и шизофренией, когда без помощи лекарств невозможно победить патологическую агрессивность.

Еще в прошлом веке появились уже некоторые знания о том, поломка каких деталей генетического аппарата, пусть в редчайших случаях, но может предрасполагать к жестоким проступкам.

Речь идет о половых хромосомах человека.

Еще в середине прошлого века было установлено, что концентрация мужского полового гормона тестостерона в плазме крови агрессивных преступников как правило оказывалась выше, чем у преступников неагрессивных, а у главарей преступных коллективов- выше, чем у рядовых заключенных. Наблюдения же над женщинами-узницами показали, что они чаще совершали проступки агрессивного характера в те моменты менструального цикла, когда у них в крови был упадок прогестерона — женского полового гормона. Близкие закономерности подметили и у спортсменов. Но когда особо агрессивных преступников стали накачивать женскими половыми гормонами или даже кастрировать, социальное начало в человеке отомстило бесшабашным биологизаторам. Выпущенные из тюрем кастраты совершали еще более кровавые преступления в отместку изувечившему их обществу.

Можно констатировать, что в определенных условиях половые гормоны влияют на способность человека гневаться, раздражаться, негодовать. Это отражается на агрессивных склонностях.

Правда в мозге есть механизмы, как усиливающие, так и сдерживающие агрессивность.

Когда в клинике или тюрьме надо экстренно и "наповал" усмирить буяна, ему инъецируют препараты-нейролептики, например, галоперидол. Они блокируют действие медиаторов норадреналина и дофамина.

Серотониновые же нейроны составляют фундамент тормозной антиагрессивной системы мозга. Неслучайно и у самоубийц, и у психически нормальных преступников, беспричинно впадающих в ярость во время тюремного содержания, нашли падение уровня серотонина в мозге.

Поскольку кормить драчунов серотониновыми таблетками невозможно, медики идут окольными путями. Вводят для снятия агрессии душевнобольным литий — активатор серотонинового обмена. А вот ежедневно устранять, все же сохраняя работоспособность, излишнее возбуждение, раздражительность, вспышки беспричинной враждебности у нормальных людей, осознающих, что жизнь им отравил стресс и переутомление, помогают лекарства транквилизаторы.

Их название, звучащие на русском, как успокоители, не совсем оригинально. В начале позапрошлого века один психиатр присвоил точно такое же имя изобретенному им деревянному смирительному креслу для буйных больных. Современные транквилизаторы достигают такой же цели куда более гуманным способом. Сегодня лекарства против стресса являются сегодня самыми употребляемыми на планете медикаментами.

Оказывается, полмира хочет взорваться? …

Вадим Кириллов

  Версия для печати

Класс!
При использовании материалов, ссылка на LifeLib.ru обязательна!
designed by Dr.BoT
© 2007-2011 LifeLib.ru