Навигация:
Партнеры и реклама:
AdSense:

Необъявленная война



Вот и закончился тот ужас, который пережила страна, и которому не было присвоено название « война».

Называли происходящее боевыми действиями, военной операцией, возмездием, антитеррористической операцией и чем угодно, только не войной. При этом и политические руководители страны, и военное руководство в своих выступлениях чаще всего употребляли слово война.

Такой продолжительности боевые действия Израилем еще не велись никогда, за всю историю его существования. Они показали мужество и самоотверженность солдат, способность мирного населения выдерживать колоссальные психологические и физические нагрузки. С другой стороны – растерянность и непоследовательность действий политического руководства, и часто непонятные действия Армии.

Еще предстоит разобраться во всем случившемся, но уже сегодня понятно, что не все ладно в нашем государстве и, если мы хотим, чтобы наши дети и внуки имели свое государство, то предстоит многое изменить в системе управления страной и Армией. Понятно, что те, кто стоит сегодня у власти, будут хвалить друг друга, утверждая, что их действия были единственно правильными и разумными. И так же понятно, что многие с этим не согласятся.

Меня в этой ситуации сегодня волнует вопрос, почему армия не использовала свое колоссальное преимущество в технике, почему было много случаев несогласованных действий между подразделениями различных родов войск. Почему три недели не могли овладеть одним небольшим, пусть даже сильно укрепленным населенным пунктом, почему отмобилизованные три дивизии стояли на границе без дела, и почему было много жертв с нашей стороны.

Это следствие плохого управления войсками со стороны политического руководства, или непрофессиональные действия военных я не знаю, но причиной отдельных провалов в ведении боевых действий может быть недостаточная подготовка командиров всех степеней. Чтобы подготовить врача или юриста нужен высокий багрут и потом еще от 5-ти до 9-ти лет учебы.

Чтобы стать офицером, нужно просто окончить курсы, продолжительность которых не превышает несколько месяцев. Чтобы стать генералом, нужно иметь академическую степень, не важно какую, по психологии, политологии, социологии. В стране нет военных училищ, нет военных академий и не слышно, чтобы была военная наука.

Страна победила во всех предыдущих войнах, и у многих руководителей высшего эшелона власти появилось чувство уверенности, что любого противника мы одолеем. Но противник в это время не дремал. Офицеры многих арабских стран проходили подготовку в высших учебных заведениях многих стран мира, и в России в том числе. Столкнувшись с хорошо подготовленным и обученным противником, наша армия, к большому сожалению, не смогла в должной степени использовать свое преимущество в боевой технике и полное господство в воздухе.

Военная наука позволяет смоделировать любое сражение, любую операцию и выбрать наиболее подходящую стратегию. Судя по тем действиям, свидетелями которых мы стали, политическому и военному руководству было не до моделирования и расчетов. Решения принимались спонтанно, часто отменялись и доходили до исполнителей несвоевременно. Это приводило к потере управления частями и подразделениями, отсутствию взаимодействия и неоправданным потерям.

Стыдно слышать, что для наших резервистов не было обмундирования, касок, бронежилетов, что многие годы с резервистами не проводились тренировки и стрельбы. В некоторых случаях подразделения оставались без пищи и воды и обезвоженных солдат вертолетами вывозили в госпитали. Я уже не говорю, о том, что в войсках отсутствовали средства химической защиты, не было их и у населения. Правительство не объявило в стране чрезвычайного положения, не провело эвакуацию населения обстреливаемых городов.

Так получилось, что всю помощь пострадавшим в войне оказывали добровольцы, меценаты и некоторые общественные деятели. Государственные службы, министры и правительственные учреждения самоустранились от помощи населению. А что помогать, если войны нет, законодательная база отсутствует, а депутаты Кнессета в этот период ушли в отпуск. Одна только Марина Солодкина, по ее заявлению, пыталась разбудить правительство, но ей это не удалось. Мобилизовав свои возможности и связи она смогла эвакуировать одного инвалида из Кирьят- Шмона, и за то большое ей спасибо.

В этом эпизоде как в капле воды отражена работа и правительства и депутатов Кнессета. Вместо совершенствования законодательной базы члены Кнессета оказывали точечную помощь. Далее последовали непродуманные действия, как — то мобилизация трех дивизий, которые несколько недель стояли на границе и несли потери. Никто не может объяснить, зачем это было нужно. Потом эти дивизии ввели в бой, зная, что до начала перемирия остались часы.

Вопросов сегодня больше, чем ответов, но сам факт, что почти 80 процентов населения недовольно действиями правительства, военного руководства и результатами боевых действий Армии, говорит о многом. Уже раздаются голоса, что во всем виноваты предшествующие правительства, и в первую очередь Солдат № 1 Барак, который выбежал из Ливана, оставив там боевую технику, вооружение, склады, командные пункты и средства связи. Наши подразделения обстреливались из минометов, которые оставил Барак.

А начальником Генерального штаба в то время был Шауль Мофаз, который сегодня критикует действия военного руководства. У меня нет объяснений действиям Барака, ведь это был плановый вывод войск, выполнение его предвыборных обещаний и было достаточно времени, чтобы вывезти все запасы. Сегодня, когда стали известны неприглядные действия нынешнего начальника Генерального штаба генерала Халуц связанные с продажей акций, у меня закралось подозрение, что неорганизованный выход наших войск из Ливана, тоже был не бескорыстным. В любом случае, именно Бараком был заложен фундамент сегодняшних наших неудач, если забыть о соглашениях в Осло.

Но самое неприятное, что уже сегодня, когда объявлено перемирие, Премьер министр Ольмерт, считает действия правительства и Армии единственно правильными. Для отвода глаз он произнес фразу, что вина в некоторых недостатках лежит на нем, но в основном, все хорошо, мы победили, и Хизболла получила предметный урок. Не знаю чего больше в этих словах простого бахвальства, стремления удержаться у власти или ограниченности. Всегда уместно говорить о чести, достоинстве и государственной ответственности перед народом, перед памятью погибших нашему руководству следовало бы вести себя более достойно.

Войны теоретически не было, и нет победы или поражения, но есть угроза, что, увидев слабость и неготовность к войне Израиля, наши противники предпримут очередную попытку стереть нас с лица земли. Победа – это когда противник просит пощады, он повержен и принимает любые условия мира. В нашем случае условия перемирия, но не мира, нам навязаны, не полностью нас устраивают, и мы ждем нового развязывания войны. В преддверии такой перспективы считаю необходимым без промедлений назначить государственную, независимую комиссию и честно и беспристрастно определить причины наших неудач.

При этом определить, что результаты комиссии должны быть представлены не позднее, чем через месяц. В противном случае эта комиссия будет работать многие годы, и даже правильные выводы уже никому будут не нужны. И сделать это нужно не столько для наказания виновных, сколько для недопущения впредь подобных ошибок. Все внутренние комиссии по проверке самих себя причин провалов никогда не вскроют.

Эти комиссии всегда создавались только с одной целью – скрыть собственные просчеты и возложить вину на другого. Не разобрались, почему так бездумно были выведены войска в 2000 году из Ливана, нет объяснения отсутствию или не использованию достоверных данных разведывательных служб, и если не будут даны оценки действиям руководства страной и сейчас, то в будущем, возможно уже некому будет это делать. Не оправдали мы надежд нашего старшего Брата США, не смогли победить Хизбаллу, но пока нас Америка любит и защищает. Боюсь даже предположить, что мы когда-нибудь станем обузой для Америки, и отношение к нам изменится.

Предлагаю считать прошедшие события боевой тренировкой. Больше тренировочных занятий по организации боевых действий у нас может не быть, или мы победим, или перестанем существовать как государство. Мы должны быть благодарны Насралле за то, что он своевременно открыл нам глаза на наши недостатки, и сегодня важно решить, не кто виноват, а что делать. Надеюсь, что это будет последнее деяние Насраллы на этом свете.

Изменение системы управления государством и Армией жизненно необходимо. За недолгий срок своего правления существующее правительство показало свою недееспособность. Меняющаяся концепция развития страны, принятие необоснованных решений, коррупция, непрофессионализм чиновников, низкие нравственные и моральные качества руководителей страны заставляют думать, что правительство не сможет сделать правильные выводы.

Даже в это сложное для стран время идут уголовные расследования преступлений, совершенных высшими руководителями страны, включая Президента, премьер – министра и министра юстиции, что подрывает доверие к правительству. Пора законодательно определить, что высокое звание депутата Кнессета, министра, чиновника несовместимо с преступлениями и правонарушениями. Во время этой необъявленной войны народ показал свою мудрость, терпение, способность объединиться ради выживания даже вокруг такого правительства. Теперь очередь правительства доказать, что оно достойно своего народа, что жертвы войны были не напрасны.


Аркадий Стыскин. Мигдаль а-Эмек
При использовании материалов, ссылка на LifeLib.ru обязательна!
designed by Dr.BoT
© 2007-2011 LifeLib.ru