Навигация:
Партнеры и реклама:
AdSense:

Один из 117

О погибших воинах не говорят и не пишут в прошедшем времени.

А Игорь Ковалик именно воин. Так говорит о нем все время отец, так о нем говорит уже изменившаяся и посуровевшая мать.

Хотя в материнских словах больше нежности и ласки, в них чувствуется гордость матери солдата, которая смогла воспитать мужчину, настоящего воина и гражданина своей страны.

Передать ее слова невозможно, мать погибшего воина можно только понять, и мы постарались в тот день, при встрече с родителями, задавать меньше вопросов, меньше спрашивать именно ее о сыне.

Татьяна гордится своим сыном. А сын любил ее и защищал.

С отцом у нас получился мужской разговор, в принципе, на другой — мы и не рассчитывали. На пятый день после похорон сына, можно было рассчитывать только на такой разговор и на его великодушие, открытость духа и его мужество.

Родители, Лев и Татьяна, воспитали воина.

Рассказывая о сыне, отец выделил черты мужского характера и мужские привычки. Я был крайне удивлен, когда он сказал с сожалением о том, что не выпил со своим сыном ни разу сто грамм. «Не пьет, не курит», — сказал отец о сыне, и, это, скорее всего, тоже его собственная черта молодого человека и обычная черта настоящего воина.

Когда Игорь решил перейти из военно – воздушных войск в боевые войска, оказалось, что именно водка помогла ему, заставить командование убедиться в том, что он на самом деле хочет служить в боевых войсках.

А дело было так. Игорь попал служить на авиационную базу. Именно попал, потому, что он скоро понял, что такая служба ему не по душе. Узнав об этом, отец поддержал его, но возник вопрос, как это сделать. К сожалению, другого выхода не было, как только писать рапорты командованию. Командование, не только не одобрило его рвение перейти в другую часть, но всячески препятсвовало ему.

Но воин есть воин. Когда время всевозможных просьб и рапортов иссякло, Игорь, который не пьет и не курит, купил бутылку водки и стал распивать ее на крыльце штаба. С намерением сесть в тюрьму в знак протеста.

Когда его отпустили, он попросил командира не закрывать дверь камеры, потому что он все равно вернется в военную тюрьму, если не переведут в боевые войска.

Дверь все-таки закрыли, но и Игорь ушел служить в боевые части, потеряв, правда, около года для этого. Скоро он стал одним из лучших бойцов подразделнения, был отмечен грамотами за отличную службу.

Воином становятся не сразу. Игорю тоже не все удавалось с первого раза.

Пришлось пересдать экзамен на багрут. Пришлось переждать около года, (при прохождении спецкурса получил незначительную травму), чтобы получить заветный диплом телохранителя.

Этот курс признается во всем мире. Диплом дает возможность работать в службе бозопасности высокопоставленных и государственных лиц. (курс оканчивают только 30% из всех поступивших)

Почти год он ездил ежедневно в Тверию на учебу, даже для этого машину купили. Специально работал перед армией, чтобы заработать деньги и поехать в Англию.

«Каждый уважающий себя панк должен съездить в Англию», – так считал Игорь.

Понятие воин и панк как-то не сочетаются, а может быть, я ошибаюсь, но оказывается, что Игорь и панком был. И не горе панк, а панк с настоящей атрибутикой, одеждой и прической. И мотоцикл купил такой, какой он хотел, его модель была одна из первых в Израиле, и тоже на свои деньги купил.

Отец вспоминает, — это образно говоря — на свои деньги, конечно же, я помог, — вспоминает отец, — но, в конце концов, это мой сын, для чего же я его вырастил?

Вопрос возник сам по себе, Лев, отец Игоря, даже не заметил, как задал сам себе этот вопрос и как же потом он и ответил, но ответ был жестоким, слишком жестоким, если ты вырастил сына и похоронил его в 26 лет.

О Игоре можно рассказать многое. О его характере и его друзьях, о мечтах.

Отец рассказывает, что одно время захотел связать свою судьбу с армией. Казалось бы, с чем еще может связать свою судьбу воин. Но оказывается, нет, и Игорь доказал это.

Можно быть, к примеру, адвокатом, к чему в последнее время стремился и направил все свои силы Игорь и остаться воином. Не дождаться повестки на войну и самому стремиться, как можно быстрее, попасть туда.

С повесткой тоже по-боевому получилось. В последнее время Игорь работал в службе безопасности Министерства юстиции и когда началась война в Ливане, Игорь сразу обратился к своему командиру роты резервистов, узнать, почему его еще не призвали.

В то же время служба безопасности правительства дала ему понять, что в любом случае, его не отпустят, специалисты нужны и в охране государственных лиц.

Однако все же он повестку получил, и Игорь, не дождавшись разрешения своего начальника, сразу отправился домой, забрал вещи и ушел воевать, известив об этом родителей и сестру.

Когда ребята идут на войну, не дожидаясь повестки, у многих возникает вопрос: почему, ребята рвутся в бой?

«А кто, если не мы!» – ответ у всех один.

И когда Лев спросил себя, для чего же сына вырастил, имея при этом ответ, он, вряд ли имел в виду, что вырастил сына для войны, и тем более, не думал о том, что может он погибнуть на этой войне.

Но такой ответ у него был, и, скорее всего, пришел он вместе с извещением о смерти сына.

Уходя на войну, воины идут побеждать. Родители тоже для Победы провожают своих сыновей.

Игорь Ковалик погиб в бою. В бою невозможно предвидеть все, так говорят его друзья, которые с ним воевали. С ним было легко воевать, и они чувствовали это всегда. Отец Игоря с ними соглашается.

За несколько дней до его гибели, Игорь попросил отца привезти кое-что из его вещей на базу. В тот день он обнял сына в последний раз.

«Таких ребят нельзя победить, это они способны победить любого врага нашей Родины, только надо дать им эту возможность», — говорит отец Игоря, — «до тех пор, пока есть такие ребята, такие воины как Игорь, Израиль обязательно победит всех своих врагов».

Из официальной хроники: Игорь Ковалик, резервист, старший сержант, 26 лет погиб 9 августа во время боевых действий в Ливане.

Пресс-служба Армии обороны Израиля, сообщила, что причиной гибели солдата стала ошибка при ориентировках. От той же ошибки получили ранения легкой степени тяжести 6 солдат.

У Игоря есть мать и отец, сестра, которая занимается рисованием, (скоро состоится ее персональная выставка) бабушка которой за день до его гибели исполнилось 80 лет, любимая девушка, которая живет в Екатеринбурге (Россия), кот по имени Семен Мефодиевич

Кстати, Игорь по природе тоже кот. Бабушка Серафима Элиевна так его и называет – Домашний Кот.

Он репатриировался вместе с семьей из Минска 16 лет тому назад, живет на Ар Йоне.

В день похорон Игоря, кот Мефодиевич, два дня не выходил из дома, хотя, как обычно, он все время лежит на крыльце.

14 августа в доме Игоря зацвели два редких кактуса. Бутоны цветут только 24 часа.

И. Леонти. 14 августа 2006 г. Нацрат-Илит.
При использовании материалов, ссылка на LifeLib.ru обязательна!
designed by Dr.BoT
© 2007-2011 LifeLib.ru