Навигация:
Партнеры и реклама:
AdSense:

Она умирала медленно и мучительно…

Она умерла совсем молодой, в расцвете творческих сил. 41 год – разве это возраст для художника? Оставила после себя много картин. Лучшие из них ушли на выставки за рубеж, да так и затерялись где-то в германиях и канадах, разбрелись по частным коллекциям. Немного перепало друзьям. И когда они собрались в 15-ю годовщину, в йорцайт, на ее могиле, чтобы отметить ее память, было решено организовать выставку – того, что сохранилось. Чтобы видели, какого красивого человека, какого прекрасного и самобытного художника мы все потеряли…

В понедельник 18 октября в одном из залов Центра культуры и спорта «Эшколь а-Паис» в Бат-Яме открылся вернисаж художника Розы Релес.

- Сколько я помню Розу в детстве – она рисовала всюду, где придется: на партах, стенах, на бумажках. Жилось нам тогда в Минске трудно. Роза не очень-то увлекалась учебой, да и антисемитизм был весьма заметен, даже в классе, куда она ходила. Поэтому неудивительно, что она стала сионисткой до мозга костей, и тогда же (только что закончилась победная Шестидневная война) возникло желание репатриироваться в Израиль, — рассказывает ее мама, Браха Фридман. – Кроме того, в это время она познакомилась, когда ходила оформлять документы в ОВИР, с группой единомышленников, как потом оказалось, друзей до самых последних дней ее короткой, но яркой жизни в Израиле.


Семья приехала в Израиль в 1971 году. Роза работала в ирие Тель-Авива, но однажды поехала на экскурсию в Италию, и ее так поразили тамошние художественные галереи, что по возвращении домой поступила в Бат-Яме в махон, где и раскрылось ее дарование. Училась она у Рахели Коган, зав.кафедрой рисунка ленинградской «Мухинки», и под влиянием учителя решила посвятить себя профессии художника. Роза вообще была очень целеустремленным человеком и умела добиваться своего.

- Она много работала, буквально целыми днями. Продавать картины было нелегко, а посредники часто нас вводили в заблуждение, и ее работы попросту исчезали. — Браха говорит спокойно, видно, что все уже давно пережито. – Я хочу сказать, что у нас была прекрасная абсорбция. Мы видели в Израиле свою родину, и чувство любви к израильтянам не утрачено доныне. Я не боюсь признаться, что влюблена в эту страну, как тогда, в первый день приезда 33 года назад.

Брахе 92 года, и она вспоминает, как учила ТаНаХ (на иврите!), стала преподавать, потом некоторое время работала корректором в одной из крупных газет тех лет. Помогала новым олим – это давало ей силы пережить жизненные невзгоды, утрату любимой дочери.

- Обязательно отметьте, прошу вас, — сказала, прощаясь Браха, — мою огромную благодарность дирекции Центра культуры и спорта «Эшколь а-Паис». Нам были предоставлены чудесные условия для выставки картин Розы…

Она прожила на этой земле до обидного мало – 41 год. Если это может служить утешением, этот порог не смогли преодолеть Олег Даль, Джо Дассен, Владимир Высоцкий… Тридцать-сорок лет для человека – это возраст свершений, раскрытия творческого потенциала. Страшная болезнь – лейкемия… Нет на нее управы у человечества. Роза угасала медленно и чувствуя приближение смерти, работала, как одержимая. Минуло 15 лет, как ее нет с нами. Но она жива в сердцах своих родных и друзей, которых, мы верим, станет больше после посещения вернисажа.


При использовании материалов, ссылка на LifeLib.ru обязательна!
designed by Dr.BoT
© 2007-2011 LifeLib.ru