Навигация:
Партнеры и реклама:
AdSense:

Пережившие-2, или В тени закона

Реакция, последовавшая на нашу недавнюю публикацию «Пережившие Kатастрофу. И бюрократию?», наглядно продемонстрировала всю глубину непрозрачности и запутанности законодательных аспектов проблемы как для самих пострадавших, так для властей предержащих.

И если неведение первых объяснимо и простительно, то явный дилетантизм вторых вызывает сомнение и недоверие. Во всей этой путанице, как говорится, чувствуется рука хорошего портного. Особенно наглядно это проявилось в виртуозном радиокомментарии депутата кнессета Юрия Штерна к своему (совместно с депутатами Элиэзером Коэном и Мариной Солодкиной) частному законопроекту 3227/פ от 14.02 2005 г. «Инвалиды нацистских преследований», только что как будто прошедшему предварительное слушание в кнессете, о чем несколько дальше. (Вследствие келейности разработки и апробации депутатского законотворчества не всегда можно быть уверенными в правильности наименований и номеров — а иногда даже и положений — обсуждаемых законопроектов!)

В связи с этим в повестке дня очередного заседания непарламентского общественного лобби «За статус узника нацизма в Израиле», значились два вопроса: 1) попытаться еще раз (более упрощенно и не повторяясь) разъяснить существующее положение в этой сфере и 2) «с карандашом в руках» проанализировать недлинный текст предварительно провотированного законопроекта 3227/פ.

Прежде всего, следует отметить, что в упомянутой статье речь шла не о проблемах законодательно существующего специализированного статуса — «инвалид нацистских преследований» («нахе радифот ха-нацим»), но об отсутствующем в Израиле общепризнаваемом статусе бывшего узника гетто и концлагерей.

Статус «инвалид нацистских преследований», как отмечалось, установлен законом 1957 г., обусловлен наличием у заявителя подтвержденной медицинской инвалидности, связанной с нацистскими преследованиями или пребыванием в местах заключения, регулируются упомянутым выше законом — со всеми его действующими ограничениями и поправками — и находится, как было сказано,в ведении Бюро по реабилитации инвалидов при Министерстве финансов Израиля (Тель-Авив, ул. Ицхак Саде, 17). (При этом, объективности ради, следует признать, что, не упомянув в изложении тот, в общем-то, общеизвестный факт, что имеющиеся в этом законе временные ограничения (по дате репатриации — на 1.10.1953 г. и по гражданству — на 1.04.1957 г.), по-прежнему, сохраняют силу, автор безосновательно упрекнул в «непредметности» участия в упомянутой демонстрации также и узников-инвалидов и невольно создав иллюзию бесконфликтности в этой сфере. За что и приносит свои извинения напрасно встревоженным пожилым людям).

Что же касается статуса «простого» узника нацизма – темы статьи – касающегося многих тысяч людей, объединяемых привычным нам понятием «пережившие Катастрофу», то, как было отмечено, относящиеся к нему частные «процедуральные» законопроекты (№№ 1134 от 7.7.2003 и 1810 от 26.1.2004) в настоящее время находятся на рассмотрении кнессета. Тогда как правительственный — т. е. полнобюджетный (предусматривающий различные материальные льготы и, в частности, пенсионное обеспечение) — законопроект (подобный внесенному 24.03.2004 г. — и отклоненному — частному законопроекту № 101 депутата кнессета Марины Солодкиной «Уцелевшие (пережившие) из нацистских концентрационных лагерей и гетто») вообще не разработан.

Однако для того, чтобы «субъекты» этого сложного законодательсного марафона — т. е. бывшие узники – могли правильно ориентироваться в нем, а главное – критически оценивать достоверность информации в этом вопросе (подчас лукавой), поступающей от едва ли не единственного доступного им источника информации – выступлений известной им пары-тройки «русских» депутатов кнессета, они, «субъекты», должны, как и в любой другой сфере, наконец, разобраться с употребляемыми терминами. Без этого они продолжат быть «электоральными заложниками» многостаночных парламентских витий. Собственно, вся существующая сегодня путаница и кажущаяся неразрешимость проблемы как раз и заключается, главным образом, в как будто специальном смешении трех различных понятий: юридически-однозначных терминов: 1) «бывший узник гетто/концлагеря/нацизма» («асир гетто/махане рикуз/ха-нацим») и 2) «инвалид нацистских преследований» («нахе радифот ха-нацим»» — с 3) внеюридически- многозначным (литературным) термином «переживший Катастрофу («ницол ха-Шоа»).

(Особенно наглядно это выражено как в радиовыступлении, так и в тексте законодательного предложения депутата кнессета Юрия Штерна. Комментируя внесенный им законопроект, он ухитрился ни одним словом не упомянуть, что речь в нем идет, как это и значится в его «шапке» и «преамбуле», именно об «инвалидах, имеющих степень инвалидности не менее 25%». Эта же «чересполосица» (которую трудно объяснить простой небрежностью) пронизывает и весь текст его законопроекта, о чем дальше).

Указанные термины – при их раздельном и адекватном употреблении – не нуждаются в специальных пояснениях: «бывший узник» — это бывший узник, «инвалид» — это инвалид–бывший узник. И то, и другое – статус (напомним, что первый отсутствует, второй – существует). А вот «переживший Катастрофу» — это не термин, а литературный эпитет, калька английского «survivor»/ «севайве» / «оставшийся в живых, уцелевший». И этот эпитет в равной степени может быть отнесен ко всем оставшимся в живых – и к «простым» узникам, и к узникам-инвалидам, и к тем, кто скрывался на оккупированных территориях, и даже — к бежавшим с детьми и домочадцами из оставляемых городов вглубь СССР… Все, собственно, довольно просто. Но, как говорил поэт по сходному поводу: «А спутывать два этих ремесла / Есть тьма искусников / Я не из их числа…».

Перейдем теперь непосредственно к анализу законопроекта депутата кнессета Юрия Штерна, приведенного ниже. Отметим при этом, что большинством слушателей он был воспринят «на слух» как имеющий «всеобщий» характер, т. е относящийся ко всем пережившим Катастрофу.(Напоминаем, что он извлечен из архива официального кнессетовского сайта http://www.knesset.gov.il/privatelaw/plaw_display.asp.
= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =
Канцелярские услуги / законопроект / 3199305
Кнессет 16
Законопроект депутатов кнессета:
Юрий Штерн
Элиэзер Коэн
Марина Солодкина
— — — — — — — —
3227/פ

Законопроект «Инвалиды нацистских преследований» (поправка – «имеющие право на вознаграждение» — 2005)

Поправка 1. В законе «Инвалиды нацистских преследований» -1957, вместо параграфа 3 будет –

«Инвалид,имеющий право на вознагражения»:
3. Инвалид будет иметь право на вознаграждение согласно этому закону, если он является гражданином и жителем Израиля и степень его инвалидности не менее 25%».
- — — — —
Объяснительная записка
Закон «Инвалиды нацистских преследований-1957 издается с целью улучшить положение людей, которые пережили Вторую мировую войну, но не получили компенсации от Германии в рамках соглашения о компенсациях, которое было подписано в 1952 г., в размере тех сумм, которые считались существенными по тогдашним экономическим представлениями и уровню жизни в Израиле, что создало диспропорцию и н равенство между теми, которые получили указанные компенсацию и теми, кто ее не получил.
Государство Израиль, исходя из его желания уравнять положение всех, кто перенесли тяготы Второй мировой войны, приняло этот закон.

Однако в законе устанавливается, что, этим льготам подлежит только тот их них, который репатриировался в Израиль до 1 октября 1953 г. и на 1 апреля 1957 г. являлся и после этой даты остался гражданином и жителем Израиля.

Вследствие того, что указанные компенсации были распределены исключительно между евреями западно-европейских стран, евреи Восточной Европы никогда не получали компенсации в рамках соглашения о компенсациях, подписанного в 1952 г. В 60-х годах эти компенсации были урезаны.

После объединения Германии «Комиссия по претензиям» и правительство Германии пришли к заключению, что компенсации будут восстановлены на основе другого соглашения. На этот раз соглашение включило в себя также евреев Восточной Европы, она речь в нем шла о получении значительно меньшей суммы, которая выплачивалась самой Германией или посредством других страны (через организацию по претензиям).

С началом массовой репатриацией тысяч переживших Катастрофу из восточных областей в 1989 г. создалось вопиющее неравенство между теми пережившими Катастрофу из восточных областей, которые считались «старожилами», жили в Израиле на момент установления «Закона об инвалидах нацистских преследований», имели признанный статус и имели право на предусмотренное этим законом пенсионное обеспечение в соответствии с имеющейся у них инвалидностью, и пережившими Катастрофу из тех же областей, но которые репатриировались в последующие годы, считались «новыми репатриантами» , которые не пользовались правом на статус и материальную помощь в рамках указанного закона, даже если, за исключением года репатриации, по всем остальным критериям они соответствовали тем , которые были установлены законом для получения поэтому предусмотренных льгот.

Уменьшенные и одноразовые компенсации, которые получили пережившие Катастрофу из Восточной Европы от Германии или других государств, не исправляют указанное неравенство, которое является особенно исключительным на фоне того, что эти люди прибыли в Израиль в пенсионном возрасте, без сбережений или пенсии в Государстве Израиль, находятся, по большинству, в чрезвычайно тяжелом социально-экономическое положении, и не получают от Государства Израиль никакой помощи в качестве переживших Катастрофу.

В большинстве стран Европы, в том числе тех, которые воевали с нацизмом или не сотрудничали с ним, пережившие Катастрофу имеют особый статус и получают специальную государственную помощь.

В 2005 весь мир и еврейский народ отмечают 60-летие победы над нацизмом, и это подходящая и, пожалуй, последняя, возможность исправить устранить имеющееся неравенство и несправедливость, сложившееся в области помощи пережившим Катастрофу, жителям Израиля – посредством отмены в Законе ограничения по дате репатриации в Израиль.
Настоящий законопроект, в принципе, аналогичен тому, кототый внесен в Кнессет депутатом Кнессета Иланом Лейбовичем и группой депутатов Кнессета под номером 2360/פ.
- — — — — — — — — — — — —
Подан председателю кнессета
и его заместителям 14.2.2005 г.

© DRYL. Пер. с иврита.
= = = = = = = = = = = = = = = == = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =
1. Прежде всего, отметим, что данный законопроект является частным, т. е стоимость внедрения предлагаемой им законодательной модернизации не может, согласно закону, превышать 5 млн. шекелей. Между тем, ожидаемые финансовые последствия принятия такого закона должны быть оценены в сотни миллионов шекелей, что под силу только бюджетно-правительственному законопроекту. (Между тем, в пояснительной записке к законопроекту какого-либо экономического обсчета на этот счет не содержится).

2. Как следует из названия и преамбулы законопроекта он относится к сфере регулирования действия «Закона об инвалидах нацистских преследований» и устанавливает право на получение материальной помощи от государства лицами (как бывшими узниками гетто и концлагерей, так и скрывавшимися на оккупированных территориях), имеющих степень инвалидности не менее 25% (каковая, очевидно, установлена медслужбой «Битуах леуми» и должна быть подтверждена или установлена первично медслужбой Бюро реабилитации инвалидов МФ Израиля) – без ограничения по дате репатриации инвалида в Израиль.

3. В обсуждаемом законопроекте не устанавливается, чем подверждается сам статус «бывшего узника гетто и концлагерей» или «скрывавшегося на оккупированной территории». Поскольку в Государстве Израиль, как отмечалось, официальный статус подобного рода отсутствует (в отличие от того, как это было, например, в странах исхода, где он подтверждался органами местной власти), то, очевидно, единственным основанием, подтверждающим таковой статус для гражданина Израиля является получение им ренты от неправительственной международной еврейской организации «Клаймс Конференс». Между тем, последняя выполняет соответствующее поручение правительства ФРГ по своим собственным критериям и усмотрению. Вследствие этого, как известно, существует определенное количество бывших узников гетто и концлагерей или скрывавшихся на оккупированной территории, которым не удалось преодолеть эти критерии (ввиду отсутствие доказательств и пр.) и, таким образом, получить официальное признание от «Клаймс конференс» в качестве таковых. Таким образом, возникает не отрегулированная законопроектом правовая лакуна – подпадают ли они под действие указанного законопроекта даже в случае наличия у них общей инвалидности или заболеваний, связанных с нацистскими преследованиями или пребыванием в местах заключения?

4. Законопроект ничего не говорит и о другой – несопоставимой по численности группе бывших узников гетто и концлагерей или скрывавшихся на оккупированной территории, статус которых хотя и подтвержден получаемой от «Клаймс Конференц» рентой, но не имеющих ни инвалидности не менее 25%, установленной хотя бы «Битуах Леуми», ни подтвержденных хронических болезней, связанных с нацистскими преследованиями или пребыванием в заключении и могущих быть основанием для установления такой инвалидности в будущем и, соответственно, для получения государственной пенсии. Каким образом авторы законопроекта предполагают устранить это вновьсоздаывемое «неравенство и несправедливость»?

5. Резюмируя, следует констатировать, что обсуждаемый законопроект осуществляет весьма важное правовое регулирование, однако касаюющееся лишь одной группы бывших узников гетто и концлагерей и скрывавшихся на оккупированной территории, а именно — установленных инвалидов или имеющих медицинские основания для признания таковыми. И, соответственно, не имеет отношения к подавляющей группе бывших узников, которые не являются ни установленными, ни потенциальными «инвалидами нацистских преследований». Что и выдвигает как приоритетную, как и отмечалось, подготовку и продвижение именно законоположения о «здоровом» (в смысле отсутствия оснований для инвалидности) узнике гетто.

6. Ничем другим, кроме своего рода «двоемыслия» нельзя объяснить тот факт, что, начиная с четвертого абзаца пояснительной записки, фигурирующий в тексте законопроекта однозначный термин «инвалид» авторы заменяют уже обсуждавшимися размытыми описательными понятиями — «пережившие Катастрофу», «евреи Восточной Европы», «перенесшие тяготы войны» и т. п. Чем и создается совершенно превратное впечатление о якобы «универсальном» характере данного законопроекта.

7. И последнее. Прозвучавшее в радиовыступлении депутата кнессета Юрия Штерна утверждение о якобы связанном с данным законопроектом предложении о «приравнении переживших Катастрофу к участникам войны» не находит подтверждения в тексте законопроета и не выдерживает никакой критики по существу. Это «приравнение» в б. СССР было сделано только с одной – актуальной и сегодня — целью: уклониться от официального признания нацистского геноцида еврейского населения СССР как самостоятельного расового преступления. В Государстве Израиль нет никакой необходимости прибегать к подобной уловке: статус узника нацизма (включая предусмотренные им льготы) должен быть установлен в качестве самостоятельной правовой нормы. Как это и предусмотрено в уже упоминавшемся законопроекте № 101 (от 24.03.2004 г.) депутата кнессета Марины Солодкиной «Уцелевшие (пережившие) из нацистских концентрационных лагерей и гетто». С той лишь разницей, что он должен быть инициирован не в порядке частного законопредложения депутата, но Государством Израиль. (Анализ этого законопроекта намечен на одном из очередных заседаниях общественного лобби).
…И коль скоро уж так повелось, что сущностные проблемы Катастрофы, заключающиеся в ее политологических, нравственных и образовательных уроках, мы зачастую — или по необходимости? — сводим к нескончаемым ажиотажным баталиям вокруг «еврейских денег», можно лишний раз подивиться «дьявольскому» глубокомыслию булгаковского Воланда:

«Ну что же… люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те не были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их…»

Впрочем, квартирный вопрос – это уже другая проблема…
- — — — -
© DRYL

При использовании материалов, ссылка на LifeLib.ru обязательна!
designed by Dr.BoT
© 2007-2011 LifeLib.ru