Навигация:
Партнеры и реклама:
AdSense:

Полная чаша Шомрона

Опьянения и горести будешь
исполнена: чаша ужаса и
опустошения — чаша сестры твоей, Самарии!
Иез. 23, 33
- — — -
Очередное «заседание» БТЭК — Бат-Ямского туристско-экскурсионного клуба «История на колесах» (не путать с приснопамятной ВТЭК!) — Самария. Туда и взял курс, выбираясь из яростной предрабочей тель-авивской автотолчеи, наш комфортабельный «клуб на колесах». На этот раз на командирском месте — гид Израиль — «лекции по истории Израиля, экскурсии, живопись» — как значится на его визитной карточке.

Историческая область Шомрон (Самария) находится в горном районе между Изреэльской долиной на севере и Иудеей на юге. Широкая (даже не по израильским масштабам) — около 20 км между горой Кдумим и г. Дженин — она вместе с примыкающей к ней от Заиорданья долиной Бейт-Шеан отделяет Самарию от Галилеи.

Уже в Танахе название главного города Северной Палестины — Самарии (Шомрона, Самерины — в клинописных памятниках) — обозначало всю страну — «удел Эфраима и Менаше»- сыновей Иосефа, усыновленных его отцом Яаковом. Старик при этом отдал предпочтение младшему Эфраиму, почему его малочисленное колено и сделалось главенствующим в Израиле. После смерти Соломона Эфраим стал во главе северных колен и вместе с ними отпал от Давидовой династии («По шатрам своим, Израиль»), а его потомки в 9 в. до н.э. основали новое десятиколенное северное Израильское, или Эфраимское, царство, враждовавшее с Иудейским. Причина этого — боле высокий культурный уровень и стремление к политической свободе. (Как говорит предание, колено Эфраима даже из Египта вышло на тридцать лет раньше других колен и почти полностью было уничтожено у города Гата встретившими их филистимлянами. (Впрочем, впоследствии пророк Иезекииль погибших реанимировал.) Иисус Навин, Самсон, Дебора, Барак (древний! ) — из эфраимитов (интересная деталь: все они не произносили звука «ш’). Однако более удобное положение государства сделало его и более доступным для нападения извне и послужило одной из причин его раннего падения.

По библейской этимологии, названием Шомрон страна обязана некоему Шемеру, на купленном у которого за два таланта серебром холме родоначальник третьей северо-израильской династии Омри основал свою новую столицу, перенеся ее из легендарной Тирцы — исчезнувшей Атлантиды Ближнего Востока. Йоровам, Саргон II, Санваллат, Нехемия, Александр Македонский, Иоханан Гиркан, Александр Яннай, Помпей, Ирод I, императоры Август и Септимий Север — все эти небезызвестные имена записаны в длинной истории этого края. Похоронен здесь, по преданию, и Иоанн Креститель.

К концу 2 в. н.э. на этом месте — римская колония Луция Септимия Севера Себаста. В 6 веке — часть Сирийской провинции. После великой иудео-римской войны Самария стала частью Иудейской провинции и с того времени разделяла судьбу всей Палестины. При крестоносцах — здесь центр епархии. Перед первой мировой войной она входила в Наблусский санджак Бейрутского вилайета. В период между двумя мировыми войнами названием Самария обозначались поселения еврейского ишува в северной части приморской полосы. С Войны за Независимость до Шестидневной войны — «территории» . Сегодня — это уже «проценты» Палестинской автономии…

…Стратегическое транссамарийское шоссе,проложенное в 1967 г. и соединяющее долину Иордана с приморским районом. По обеим сторонам дороги еврейские и арабские поселения. Минуем сверкающий новыми кварталами городок Рош ха-Айн — древнюю Антипатриду ( библейский Афек), известный еще и тем, что здесь был первый в Израиле временный лагерь репатриантов — ма’бара — периода массовой алии после 1948 г. На вершине находящегося рядом рукотворного теля — руины укрепленного постоялого двора времен мамлюков. Дальше арабский поселок Кафр Касим (”деревня колдуна”), получивший скандальную огласку после гибели в нем около 80 арабских женщин и детей, нарушивших установленный израильской армией комендантский час.

Мимо проплывают виадуки нового трансизраильского шоссе, ведущегося с севера в направлении Эйлата. Справа — арабский город Джалджулья, окрестности которого традиционное место кочевья трех цыганских таборов.

Чуть дальше — крупный арабский город Калькилия . В римский период — стоянка на караванном пути, Калкиаилеа. Недалеко от него, на месте бывшего поселения Хирбат-Цуфин воздвигнут мемориал, посвященный погибшим здесь в ходе операции «Шомрон» 18-ми израильским воинам. Ну, а сейчас у Калькилии, в 2,5 километрах от Кфар -Сабы — КПП. Раздел территорий, контролируемых израильской армией и полицией Палестинской автономии). Здесь — уже обнесенная оградами чужая земля, на которой Израилем еще контролируется только шоссе и несколько метров земли вдоль него. Мы съезжаем на объездную дорогу, и с этого момента начинается «особый период» экскурсии: нас просят закрыть окна и без разрешения не выходить из автобуса. Что ж, а ля гер ком а ля гер! Впрочем, каких-либо видимых наружных изменений не произошло и за окном по-прежнему чередуются арабские поселки с вкрапленными здесь и там еврейскими поселениями и бедуинскими шалашами.

Остановка в поселении Алфей-Менаше. Построено в 1981 г. в рамках поселенческой экспансии Гуш-Эмуним, которую точно отражает его название «Тысячи воинов колена Менаше». В поселке расположен ряд экологически чистых производств электротехнической промышленности, изготовления сувениров, товаров бытовой химии. Функционирует научная «теплица» от кфар-сабского колледжа. Имеется большой культурный центр. Тем не менее около 70 процентов населения работают в Кфар-Сабе.

Недалеко от поселка — обзорная площадка, с высоты расположения которой, кажется, угадываешь в солнечной дымке сразу и очертания густозаселенной приморской низины на западе, и скругленные северные и южные пределы, напоминающих вместе зиготу (так и есть!) Шомрона и Иехуда с перетягивающей их пуповиной Иерусалима. Глядя отсюда, понимаешь, почему, став царем, Давид прежде всего захватил иевуситский Иерусалим и превратил его в царскую резиденцию. Ведь этим он не только устранил географическую помеху объединению северных и южных племен, но и дистанцировал царскую власть от гегемонии того или иного колена: ведь Иерусалим не принадлежал ни одному из них! Рядом с вышкой могила двух израильских десантников, погибших при памятном столкновении вертолетов.

Теперь наш путь лежит в Кдумим, в тамошний музей раскопок. Дорога удивляет контрастами. Утопающие в зелени и цветах, ухоженные, плавающие в колеблющемся мираже водяной завесы еврейские поселения, безошибочно узнаваемы в выжженном каменном пейзаже, не оплодотворенном расположенными на его же фоне архитектурно безукоризненными, но как будто не обжитыми арабскими усадьбами. Хирбет. Аззун. Маале Шомрон. Карней Шомрон — «Рога Шомрона». (По преданию, на белом знамени колена Эфраима было изображение буйвола; его-то и имел в виду Моисей в своем благословении: «Как у первородного тельца, великолепие его, и роги его — роги буйвола». Этим же, очевидно, руководствовался и Микеланджело, снабдив рогами (или, если угодно, лучами) своего Моисея). Джинцафут. Эль Фундук (от еврейского «фундак» — трактир. Живущая здесь арабская хамола (семья) отличается лояльностью, обеспечивая свободный и безопасный проезд через свои владения. Из селения хорошо видна «Гора сумасшедшего». Ее вершину оседлало здание бывшего поста иорданской армии — теперешнее поселенческое «орлиное гнездо» семьи Моше Зара, которое пережило и осаду, и штурмы не желавших мириться с его присутствием воинственных хозяев земли.

Крутой поворот на север, и мы в Кдумиме. «Первопроходцы» — так можно перевести название этого первого еврейского поселения в контролируемой Израилем Самарии. Сейчас в нем живут 567 семей ( в том числе, как с пиететом сообщил наш гид Израиль, сам житель этих мест , и «ваш уважаемый коллега Велв Чернин»).

Из других безусловных достопримечательностей Кдумима — местный музей. Собственно, это целый учебно-методический и лекционный центр поселенческого движения. Его организовала и им руководит одна семья — Цвика и Рахель Слонимы (выходцы из Белоруссии — семь поколений в Эрец-Исраэль!) Цвика с его величественной внешностью древнееврейского пророка (разве что без рогов-лучей!) — криминолог с З0-летним стажем. После войны Судного дня решил вернуться жить на освобожденной земле. Долгое время был секретарем Гуш-Эмуним. Изучает проблему корней страны, считает, что на этой земле не существует конфликта между евреями и арабами как ее коренными жителями, но есть конфликт между иудаизмом и исламом, вот почему так важно здесь мирное еврейское присутствие. С этой целью и ведется негромкая, но целенаправленная скупка у арабов земель. Основное же — воспитательная и просветительская работа (учебные курсы и семинары) , а также, не соревнуясь с Сохнутом, прием новых репатриантов — прямо с трапа самолета, по большей части, из Эфиопии и Запада. Это очень важно, считает Цвика, сразу «сесть на свою землю».

Что же касается музея — он на попечении Рахели Слоним. Здесь хорошо представлен период средней бронзы, замечательная коллекция амфор, уникальный рельефный макет Самарии, кропотливо «вылепленный» покойным братом Рахели. К сожалению, туристическая посещаемость музея (как и вообще Самарии) организованными группами пока еще не очень велика. В поселке — новая синагога. Рядом с нею — военный мемориал.

Теперь на нашем пути — заповедник «Нахаль Кана». Подъехав к нему, пересаживаемся в три джипа и по немыслимой каменистой дороге начинаем головокружительный спуск в долину. Вокруг — первобытный безжизненный пейзаж. Достигнув, наконец, ручья, любуемся причудливыми узорами цветущего кана (эдельвейс?) и хуслава (горного подорожника) на каменном ложе ручья. Подъем на норовистых джипах занимает не меньше времени, и вот мы уже в автобусе, взявшем теперь курс к горе Гризим в направлении арабского Шхема. (По дороге к ней мы успели неплохо отобедать в комфортабельной гостинице неподалеку от Ариэля со странным названием «Эшел Шомрон» (Не ищите «эшел» в словаре — не найдете. Это — родственник советского «Чин-Чин-Пу» («чай-сахар-лимон») и др. «кицурим»: «охель-штия-лина»).

Бывший столичный город Самарии Шхем (Наблус) расположен между двумя нависающими над ним горами — с юга горой Гризим (Благословения) высотой 881 м и с севера — горой Эйвал (Проклятия), 940 м (обоснованность названия последней печально подтвердилась совсем недавно, когда на ней, зацепившись за радиомачты, разбился израильский самолет с двумя летчиками).

Гора Гризим, Тура браха — святыня у насчитывающей 2300 лет и дожившей до наших дней религиозно-этнической общины самаритян, местопребывание Бога. Согласно Танаху, Моисей завещал поставить после чудесного перехода через Иордан (как помним, он расступился, как и Красное море) на горе Эйвал 12 больших камней, обмазанных известью, и написать на них «все слова Закона», там же устроить жертвенник, а затем шести коленам Израиля с горы Гризим произносить благословения народу Израиля, а остальным шести с горы Эйвал — проклятия нарушителям заповедей. Это завещание исполнил Иехошуа бин-Нун. Самаритянское предание гласит, что жертвенник на горе Гризим сложен именно из этих камней. Другое самаритянское предание говорит, что на горе Гризим спрятана Тора Моисея, священные сосуды и манна, которые будут найдены при явлении Мессии. Обилие родников на Гризим и их отсутствие на горе Эйвал легенда самаритян объясняет назначением этих гор в завещании Моисея. Впрочем, похожие камни — валуны лежат и у подножия обзорной вышки на вершине горы Гризим. Может быть, и они из тех, кто знает? На вершине горы, кроме cовременного здания синагоги и остатков самаритянского храма, расположены огороженные забором “Камень начала мира»; камень, на котором, как утверждают предания самаритян, Авраам собирался принести в жертву Исаака; руины восьмигранной византийской церкви; гробница шейха Ганема (ХII в). На горе Гризим самаритяне поныне отмечают главные праздники. На находящемся здесь легендарном алтаре, сложенном из мощных каменных глыб, самаритяне приносят пасхальную жертву Всевышнему, как это было при Иисусе Навине. Накануне Песаха вся община поднимается на священную гору , проводит там целую неделю, живя в шатрах.

Многое в этих местах связано с жизнью и служением библейских патриархов. Здесь, неподалеку от Шхема, Авраам воздвиг алтарь после того, как Бог завещал эту землю потомкам Авраама. Здесь же Яаков, купив землю у хананеян, поставил шатер и вырыл колодец, водой из которого поил свои стада, У этого колодца Иисус беседовал с самаритянкой. Сейчас в этом месте стоит греко-православная церковь, построенная в начале этого века. К северу от монастыря находится могила Иосефа, тело которого было привезено из Египта и похоронено на участке земли, принадлежавшем Яакову. Неподалеку от нее руины библейского города времен патриархов, гиксосов, судей и царей Израилевых.

В 10 километрах от Шхема на стометровом холме — руины древнего Шомрона (Самарии, Себастии), Построенный в начале 9 в. до н.э., он в 722 г. до н.э. после трехлетней осады был захвачен ассирийским царем Саргоном, который увел часть евреев в плен и переселил сюда обитателей Двуречья. Поселенцы и завоеватели постепенно смешались с большинством оставшегося еврейских жителей Самарии и между ними и вернувшимися из изгнания иудеями, «обновившими» свою религию, отношения, как говорится, не сложились. Со временем они образовали отдельную религиозно-этническую общину «самаритян» и формально размежевались как с иудеями -«обновленцами», так и со своими земляками-язычниками — жителями города Самарии (самарянами). Во 2 в. до н.э. город заселили македоняне. Впоследствии город был разрушен и восстановлен только при царе Ироде. Последний и окончательный раз он был разрушен при нашествии при нашествии персов.

С обрыва смотровой площадки открывается сказочный и, кажется, совершенно необъятный вид на всю Шаронскую и Изреэльскую долины, изрезанные лоскутами арабских наделов и окруженные грядами холмов и гор. Ощущение, что как Моисею на горе Нево, божественным откровением дано на миг увидеть «всю страну от Гильяда до Дана, и всю землю Нафтали, и землю Эфраима и Менаше, и всю землю Йегуды, до крайнего моря, и юг, и область долины Иерихона, города пальм, до Цоара…» Где-то совсем рядом здесь притаилась исчезнувшая прастолица Самарии — Тирца, сохранившаяся только в одной строчке «Песне Песней»: «Прекрасна ты, возлюбленная моя, как Фирца…»

А прямо под нами — сегодняшняя самаритянская деревня , очередной пункт нашего путешествия. Проехав по ее вполне современным улицам, мы останавливаемся у резиденции самаритянского первосвященника. Согласно их традиции, они часть еврейского народа (а именно — колена Иосефа) , хранящая верность его подлинному наследию. Так они себя и называют — «шамрим ал ха-эмет» — «хранители истины».

С догматической точки зрения, отличия от иудеев касаются лишь нескольких пунктов: отличающийся от масоретского текст Пятикнижия; отрицание Устной торы; пророков (за исключением Моисея и Иехошуи); воскресения мертвых и вера в святость горы Гризим (а не Иерусалима). Иудаизм всегда отвергал веру самаритян, как религиозную ересь, считает самаритян, как и караимов, «отпавшими» (однако в части законодательства сохраняет к ним чувство толерантности ). Впрочем, и сами самаритяне, и — что немаловажно! — арабы за евреев себя не держат. Тем более, что и календарь у них другой (ныне на нем 6430 г.), и древнееврейское письмо, отличается от квадратного ивритского.

Самаритянские первосвященники до 1523 г. вели непрерывную линию из потомства Аарона; после смерти последнего эту должность занимают когены-левиты — члены младшей линии потомства Уззиэля бен Кегата. Радушно встретивший нас, высокий худощавый человек цивильного вида, сегодяшний первосвященник коген Яфет из колена Ашера, привычно и по — деловому облачился в богослужебное одеяние (длинная белая рубаха и красная — в отличие от мусульман — феска ) и охотно фотографировался со 168-летним списком самаритянской Торы в руках (а есть еще и 3628-летний!) у им же составленной развесистой генеалогии своего древнего рода (120 поколений от Адама до Авраама и 120 — от Авраама до Моисея) . По энергичной манере его рассказа об обычаях и сегодняшних проблемах самаритян, насчитывающих около 600 человек, как и после осмотра ухоженной площади для их торжественных собраний под открытым небом, чувствовалось, что история этой древней общины еще продолжается…

Последняя остановка (и последний «перекус») перед возвращением в Тель- Авив в политехнической школе — интернате для в небольшом поселке Элон Море, расположенном к востоку от Шхема и вместе с ним упомянутым в Танахе. Школа учится по собственной педагогической экспериментальной программе, и это привлекает детей и учителей из разных районов страны. Учатся в ней и немало «русских». Познакомились также и с расположенной в поселке иешивой.

…За окном автобуса снова неброская панорама библейского Шхема. Здесь Бог явился Аврааму, обещая дать эту страну его потомству на вечные времена. И слово сдержал. Ну, а времена, они меняются. Вместе с ними меняемся и мы.

Но вечными в этом прекрасном краю, как и во всей нашей здешней жизни, остаются, пожалуй, только неразделимые Благословение и Проклятие, следующие повсюду за нами, как следуют за нашим автобусом, постепенно растворяясь в сгущающихся за окном сумерках, родные сестры — Гризим и Эйвал…

(Следующее заседание «клуба на колесах» — Голаны).
= = = =
При подготовке статьи использованы материалы Еврейской энциклопедии (изд. Бракгауз и Ефрон), Краткой еврейской энциклопедии, Энциклопедии The Hatchinson, Словаря античности и Путеводителя по Израилю (Я. Финкеля)

При использовании материалов, ссылка на LifeLib.ru обязательна!
designed by Dr.BoT
© 2007-2011 LifeLib.ru