Навигация:
Партнеры и реклама:
AdSense:

Распятый Израиль Михаила Мошиашвили

Так можно – по напрашивающейся аналогии с ошеломляющим глазуновским живописным коллажем «Россия распятая» (позднее, впрочем, переименованным в «Вечную Россию») – определить жанр нового, еще не имеющего названия, грандиозного полотна холонского художника Михаила Мошиашвили.

Имя Михаила Мошиашвили хорошо известно любителям живописи в Бат-Яме. Всего лишь несколько лет назад здесь состоялась его первая в жизни персональная выставка «Круг жизни», получившая обширную русско- и ивритоязычную прессу.

Вот что, например, писал об этой выставке известный ученый-искусствовед профессор Григорий Семенович Островский: «В отличие от большинства, Михаил Мошиашвили настойчиво, не жалея сил и времени, работает в самом сложном и трудоемком жанре — многофигурной тематической композиции. Ему тесно в привычных рамках станковой живописи, и он пишет картины по 350 см в дину и 180 -высоту! Художник подготовил цикл картин такого рода и такого масштаба, предназначенных для персональной выставки в бат-ямском Музее Катастрофы.
В одной из них нас ожидает встреча с глашатаями сионистской идеи Е. Герцлем, З. Жаботинском, И. Рабином. Усложненная структура картин такого рода определяет их в разряд достаточно наглядных, политически и идеологически заряженных иллюстраций, а это в свою очередь обусловливает их ангажированность. Такого рода живописный жанр процветпл в советской живописи, и если идеологический заряд исчерпал себя, то жанровая структура оказалась более жизнестойкой. И что характерно: не столько в среде профессиональных, опытных художников, сколько у любителей, стремящихся к рассказу-исповеди, более подробному повествованию о том, что было, что есть и что, возможно, будет. Еще одна краска в непростых отношениях с творчеством некоторых художников-репатриантов».

И вот, наконец, эта новая работа молодого художника, над которой он работал в течение трех лет, представлена на суд зрителей.

Как и его предыдущие работы – «Таверна» и «Индийский вор», она, прежде всего, впечатляет размерами — около трех метров в длину. На полотне меньших размеров художник просто технически не смог бы воплотить свой сверхдерзкий замысел – распластать на одной плоскости более чем пятитысячелетнюю (применительно к фабуле полотна) историю Израиля – от эпоса выхода из Египта до запредельной трагедии Ариэля Шарона.

Невозможно, да и не нужно, пересказать сюжетную мозаику полотна, это как раз тот случай, когда описательно-содержательная часть картины меркнет в многоцветном буйстве авторской палитры и в не подчиняющихся, подчас, никаким живописным канонам самодостаточных изобразительных приемах автора.

Отметим лишь, на наш взгляд, главное,– резкий диссонанс, как цветовой, так и масштабный, между его двумя, составляющими единое полотно, частями. Левым — моментом перехода Красного моря с его почти апокалиптической, начала времен, фигурой Моисея в слепящем глаз цветовом шторме. И правым – мелконаселенным всеми действующими фигурами последующей суетной истории Израиля, с ее внутренними раздорами, предательствами, своекорыстием, убийствами и войнами…

И, возможно, домысливая за автора – кажется, что на напряженном лице легендарного Моисея, приоткрывшего перед бредущим за ним иудейским племенем волну-занавес над провидческой историей этого государства (еще ранее, чем ему самому, на горе Нево, был показан весь Ханаан) — видишь тень мучительного сомнения: не задернуть ли его снова?..

Презентация грандиозного полотна Михаила Мошиашвили состоится через месяц — в рамках его персональной выставки в одном из тель-авивских музеев.
= = = =
д-р Юрий Ляховицкий,
директор Бат-Ямского музея Катастрофы и национальной истории

Фото: Полотно Михаила Мошиашвили.
При использовании материалов, ссылка на LifeLib.ru обязательна!
designed by Dr.BoT
© 2007-2011 LifeLib.ru