Навигация:
Партнеры и реклама:
AdSense:

Трусость или унижение?

То, что во время ведения боевых действий могут быть пленные, ни у кого вопросов не вызывает. Что делать с пленными после окончания военных действий тоже понятно.

Ими, по согласованию сторон, просто обмениваются. Причем, принцип обмена обычно «всех на всех». Как назвать действия армии обороны Израиля против террористов в теории ведения войны пока нет четкого определения.

Это и борьба с террором, и борьба с партизанскими враждебными группировками, или просто вынужденная защита населения Израиля от враждебно –непримеримо настроенных бандитских формирований.

Как бы эти действия не назывались, но вот уже четыре года израильский солдат Гилад Шалит находится в плену и перспектив его освобождения пока не видно.

В принципе, можно было бы взять в плен любое количество бандитов и предложить обмен пленными. Но это возможно при условии одинакового отношения к своим гражданам воюющими сторонами.

В нашем же случае, Израиль готов пойти на беспрецедентные уступки, с целью освобождения своего гражданина, а палестинцам глубоко безразлична судьба своих граждан.

Более того, они готовят из них смертников, готовых пожертвовать своими жизнями, ради уничтожения государства Израиль. Ситуация не типичная и принимаемые меры по освобождению Гилата Шалита тоже должны быть необычными.

Правительство за четыре года уже должно было понять, что разговаривать с террористами и предлагать им освободить тысячи бандитов, запятнаных еврейской кровью – это или унижение страны, или трусость, или имитация бурной деятельности. Весь предыдущий опыт освобождения бандитов показывает, что ни к чему хорошему это не приводит.

Но, в очередной раз, правительство предлагает выпустить 1600 бандитов за Шалита.

С одной стороны это показывает как высоко мы ценим своих граждан и как заботимся об их благополучии, но с другой стороны, демонстрирует скудость мышления в поисках выхода из сложившейся ситуации. Неужели наше правительство уже забыло прекрасно проведенную операцию «Энтебе» по освобождению заложников.

Нужно было лететь за сотни километров, подтвергать риску десятки военнослужащих, но правительство решилось на проведение операции и навсегда вписало в историю государства Израиль беспримерный подвиг, изучаемый, как образец военной операции, во многих армиях мира.

Рисковало правительство жизнями многих десятков израильтян, находящимися в плену? Да, рисковало, но не пошло на унижения и вымаливания освобождения непомерной ценой.

Я отлично понимаю, что жизнь Гилата Шалита бесценна для его родителей, но за четыре года уже можно было бы убедиться в бессмысленности переговоров с людьми у которых нет понятия чести, достоинства, здравого смысла. Все это заменено жаждой уничтожения Израиля, как государства и евреев, как народ.

Пришло время решительных действий. Разведке должна быть поставлена задача определния места нахождения Гилата Шалита, а лучшим подразделениям армии его освобождение.

Есть риск, что не удастся сохранить жизнь солдата, но противник заплатит за это высокую цену и это будут не живые освобожденные бандиты, а их трупы. Я искренне сочувствую родителям и близким Шалита, но, солдаты и офицеры, когда идут служить в армию, прекрасно знают, что гарантию их жизни не может дать никто.

Армия предназначена для войны и жертвы неизбежны. Если повлиять на бандитов не может ни организация Красный крест, ни Президенты многих стран и даже ООН, если прошло четыре года и кроме унижений и пресмыканий перед бандитами не видно ничего, пора проявить политическую волю и предпринять решительные действия по освобождению гражданина страны.

При люблм исходе операции заранее можно предсказать, что авторитет страны и правительства только повысятся. Уж очень благородная цель – защита гражданина страны и больше откладывать ее решение просто нельзя.

Аркадий Стыскин
Мигдаль — Аэмек

При использовании материалов, ссылка на LifeLib.ru обязательна!
designed by Dr.BoT
© 2007-2011 LifeLib.ru