Навигация:
Партнеры и реклама:
AdSense:

Живая история

Несколько раз руководитель клуба «Поддержка пенсионеров» Дина Глузман предупреждала меня, что в клубе состоится необычное мероприятие, и я должен на нем присутствовать.

В назначенный день она позвонила еще раз и уточнила, не забыл ли я о проводимом мероприятии. В клубе собралось несколько десятков человек, и в назначенное время работник клуба Галина объявила, что сегодня мы проведем презентацию книги Ихила Шрайбмана «Семнадцатилетние».

Никто из присутствовавших не слышал ничего об этом авторе и его книгах. Потом Галина уточнила, что мы поговорим не вообще о творчестве этого писателя, а только об одном рассказе из его книги под названием «Ицик, сын Рахмила».

Сюжет рассказа прост, – о жизни одной еврейской семьи в небольшом молдавском городке. Семья Рахмила – обычная еврейская семья, дружная и многодетная. Рахмил был искусным сапожником.

С утра и до позднего вечера из его мастерской, располагавшейся рядом с домом, доносился стук сапожного молотка. Со всего поселения жители несли к нему свою обувь в починку, и он никому не отказывал в ремонте. Занимался он не только мелким ремонтом обуви, – подбить набойки или подметки, мог стачать и новые туфли или сапоги.

В его семье было двенадцать сыновей и одна дочь. Семья жила не богато, но дружно, дети росли здоровыми, озорными и очень дружными. Их называли «рахмилики», и все знали, что лучше их не обижать, потому что они себя в обиду не дадут. Хозяйство вела в доме жена Рахмила Дина, которая с уважением относилась к мужу, заботилась о детях, и было просто удивительно, как она справляется в доме со всем хозяйством и детьми.

Если было нужно, то и помогала мужу в его сапожном ремесле, ее руки, словно были приспособлены для выполнения любой работы.
Но знали и домашние, и соседи, что она остра на язык и никому обиду не простит, и всегда готова постоять за себя и свою семью.

Все было хорошо, но в один день все переменилось. Очень серьезно заболел Рахмил, у него отказали ноги и практически он стал инвалидом. Врачей и больниц в городке не было, но одна знахарка сказала, что помочь Рахмилу может только лечение грязями на лимане, до которого были десятки километров. Дина, не долго думая, буквально на себе, потащила своего мужа на лиман.



Там она нашла врача, который помог ей в лечении мужа. А дома остались дети одни, и всем управлял старший сын Ицик, и сердце матери разрывалось от того, что это был первый случай, когда дети остались без ее заботы.

Почти три месяца ушло на лечение, но домой Рахмил возвращался уже на своих ногах. Дома родители увидели, что Ицик справился со своими задачами в семье, дети были накормлены и ухожены. Рано повзрослел Ицик и рано стал задумываться о смысле жизни.

А родители присмотрели ему невесту Шифру, тоже из семьи сапожника и женили их. Ицик продолжил дело отца, но уже стал старшим бригады заготовщиков. Через год у него родился сын, и он сказал, что его мечта – чтобы сын стал врачом. Но история распорядилась по своему, – когда сыну Ицика исполнилось 5 лет началась Вторая мировая война. Всех евреев собрали и погнали пешком в Бершадское гетто в Украине.

Много написано о мучениях, унижениях и смертях евреев во время немецкой оккупации. Ицик стал связным у партизан и часто не бывал дома по несколько суток. Рискуя жизнью, он помогал партизанам в борьбе с фашистами. Но не обошлось без предательства: Ицика предупредили из комендатуры, что завтра его арестуют. Тогда ночью Ицик ушел к партизанам.

После его ухода арестовали, т.е. взяли в заложники, всю его семью, и предупредили, что если он добровольно не сдастся, то семья будет расстреляна. Не мог Ицик позволить, чтобы надругались над его сыном и беременной женой, поэтому он пришел из леса и сдался румынским оккупантам. Гетто не могло смириться с арестом одного из самых уважаемых евреев, и решили собрать выкуп.

Все, у кого были золотые украшения, серьги, кольца, деньги и другие ценности сдали их для освобождения Ицика. Палачи согласились, но предупредили, что прийти за Ициком нужно с носилками, потому что сам он после пыток, избиений и издевательств ходить уже не мог.

Его мать Дина и жена Шифра нашли врачей и стали выхаживать своего любимого человека. Вскоре он немного поправился и стал с палочкой передвигаться. Все мечтали о скором окончании войны и освобождении от фашистов. Но судьба распорядилась иначе. В гетто пришли гестаповцы.

Ицик и еще тысячи евреев были расстреляны. Буквально через несколько дней Красная Армия освободила узников. Среди тех, кто выжил, были мать и жена Ицика с сыном. Автор рассказа считает, что Ицику необходимо поставить памятник и написать: «Здесь похоронен простой еврей, сын сапожника, отдавший жизнь за евреев».

Сюжет рассказа на этом заканчивается, но жизнь продолжается, и присутствовавшим был представлен сын Ицика Филипп Бекерман, который родился через месяц после смерти отца и сегодня проживает в Израиле в городе Кармиэль. Не смог Филипп говорить без слез, плакали и все, кто был рядом.

Филипп рассказал, что сбылась мечта его отца, что его старший брат окончил в Омске медицинский институт и стал врачом. Сам Филипп окончил Львовский политехнический институт, защитил диссертацию, работал в Академии наук в институте прикладной физики в Кишиневе.

Он рассказал, что после войны судили предателей, один из которых показал, где захоронен отец Филиппа Ицик. Это случилось в городе Балта, где сегодня в братской могиле, вместе с десятками таких же мучеников, покоится его отец.

Периодически Филипп навещает могилу отца, молча стоит и вспоминает жизнь своей семьи. Нет на могиле той надписи, которую предлагал автор рассказа. Филипп рассказал, что Ихил Шрайбман был другом его отца и его рассказ почти документален.

В 1990 году Филипп вместе с матерью и своей семьей приехал в Израиль. Несколько лет работал в «Теплице», созданной для российских ученых, а потом сдал экзамены на право преподавания и сегодня преподает электронику в колледже в городе Кармиэль. Похоронил в Израиле свою мать и теперь посещает ее могилу и всегда вспоминает своего отца, которого никогда не видел.

По окончании встречи Филипп сказал, что руководитель клуба, в котором мы проводим встречу, Дина Глузман его двоюродная сестра, которая живет в Израиле уже сорок лет и что встретил он ее здесь, когда репатриировался. Никто раньше не читал этот рассказ, не знал историю семьи Филиппа, и не знал, что Дина получила свое имя в честь его матери.

Вот так, случайно на простой встрече открылась еще одна страничка из истории прошедшей войны, из истории евреев. Сегодня из 6 миллионов погибших евреев в Холокосте мы знаем меньше половины имен, и велика цель – узнать все имена. Не менее важно для потомков знать не только имена, но и жизнь, и подвиги евреев не только во время Отечественной войны, но и в десятилетия, прошедшие уже после войны.

На наших глазах пишется история Израиля и каждая новая открытая страничка – это вклад в будущее страны, ее престиж.

Аркадий Стыскин
Мигдаль – Аэмек.

При использовании материалов, ссылка на LifeLib.ru обязательна!
designed by Dr.BoT
© 2007-2011 LifeLib.ru